Колониальная живопись

Так как главным покровителем художников являлась церковь, основной выход для своих сил латиноамериканская живопись обрела в изображении религиозных сюжетов. Церковь ввозила копии великих испанских и итальянских мастеров XVI столетия, а те стали образцами, с которых копировали индейские художники. Копии, а иногда и оригиналы ввозили также креолы для украшения своих домов. Однако быстрое расширение колониальных владений в XVI столетии требовало во все большей и большей мере использования талантов индейцев. Это неизбежно привело к тому, что в свои живописные творения (как и в архитектуре) они вплели собственные религиозные символы.
Замечательным примером является миссионерская церковь в Лагуне (Новая Мексика), где неизвестный индейский художник украсил престол христианскими символами, а на потолке нарисовал луну, солнце и радугу — эмблемы своих собственных божеств. Интересную разновидность влияний, отличных от испанских, являет искусство Венесуэлы. Здесь семьи колонистов и церковь часто прибегали к услугам художников из числа негров-рабов. Их творения несут на себе печать самородного мастерства, но замечательное использование цвета придает им удивительную свежесть. К сожалению, в Бразилии таланты колониального негритянского населения остались втуне.
В XVII столетии значительный вклад в развитие латиноамериканского искусства внес ряд местных креольских художников, находившихся под влиянием европейских традиций. Среди них надо назвать Грегорио Васкеса де Арсе-и-Себальос из Боготы, который занимает наиболее значительное место в истории колумбийской живописи. Принадлежащие его кисти портреты в церквах и частных домах поражают использованием цвета и необычайным благородством. Среди креольских художников Мексики выделяется Мигель Кабрера, основавший в середине XVIII столетия школу живописи. Сам он создал множество картин для иезуитских колледжей и домов своих богатых клиентов. Венесуэла открыла широкое поприще для творческой деятельности Хосе Кампече, пуэрто-риканского художника.
В самом конце столетия Венесуэла выдвинула и своего первого выдающегося живописца — Хосе Родригеса Рендона, родом из Куманы. Посланный в 1784 году в Испанию, он изучал здесь европейское искусство и перенес на родину его традиции. Однако своей вершины креольское искусство в Венесуэле достигло в творчестве Мартина Товар-и-Товара, которое приходится уже на начало XIX столетия. Самые знаменитые его живописные творения — они посвящены волнующим битвам за свободу во времена войн за независимость — запечатлели стиль, отмеченный какой-то утонченной сдержанностью и стремлением избежать резких контрастов. Во всей остальной Латинской Америке креольские художники этого периода отразили в своем творчестве влияние Гойи.
Скульптура практически была монополией индейских мастеров. Эквадорец Мануэль Каспикара (а Эквадор вообще славился вырезанными из дерева статуями своих церквей) создал ряд шедевров, которые выдерживают сравнение с лучшими скульптурными произведениями художников Ренессанса. Наибольшей известностью пользуются его Стигматы св. Франциска в церкви Катунья в Кито. Индейские резчики и мастера по дереву оставили свои скульптуры, отличавшиеся обычно высоким совершенством, в соборах Боливии, Колумбии, Эквадора и Мексики. Одним из изумительных примеров их мастерства и искусства являются декоративный рельеф и обрядовые скульптуры в церкви Ла Мерсед в Куско.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *